Евгений Добрушин


 

/ /

Д У Ш А     И     Т Е Л О


     - Завтра начинается Трансформация… - мечтательно произнесла Яллоа.
     - Ты уже придумала себе облик? – спросил Малюц.
     - А как же…
     - Я тоже.
     - Представляю, каким ты будешь красавчиком! - Яллоа нежно коснулась ложноножкой своего возлюбленного.
     - Как, все-таки, это замечательно! – сказал Малюц. – Редко кому удается встретить свою половинку до Трансформации.
     - Знаешь, чего мне сейчас не хватает для полного счастья?
     - «Ксенона» Тертолла. Угадал?
     - Точно! Кстати, мне родители подарили ко дню рождения новую стереосистему. Звук – просто полный отпад!
     - Чего же ты молчала? Пошли, врубим нашу любимую! «Симфония Бездонного Космоса»…
     Медленно переливаясь всеми цветами радуги, парочка поползла к многоэтажке. Их аморфные тела растекались по асфальту, иногда касаясь друг друга, и в местах их соприкосновения проскакивали легкие искорки.
     Их знали все в районе. Яллоа и Малюц подружились еще в детском саду. Удивительное единение душ этих двух малышей приводило в умиление и родителей, и воспитателей, и даже строгих служителей Культа Трансформации. Они любили одну и ту же музыку, смотрели одни и те же фильмы, читали одни и те же книги. У них были общие друзья и подруги, общие враги (а как же без этого!), общие мечты, даже сны, говорят, они смотрели вместе.
     И, вместе с тем, они ничем не отличались от остальных детей – до пятнадцати лет все они оставались обычными амебами, менялся только их размер. Вначале совсем крошечные, к пятнадцати годам они достигали двух релитов в поперечнике и веса двадцати гренгов.
     После Трансформации все должно было измениться. Кем они тогда станут?
     По закону Культа запрещено было кому-либо говорить о Сокровенной Мечте. За это сразу следовало пожизненное заключение в Башню Болтунов. Яллоа и Малюц знали это и хранили тайну. Даже, оставаясь наедине друг с другом, они тщательно избегали этой темы.
     И вот, настал Заветный День.
     В центре Площади зацвело Дерево. И все поколение 3579 года устремилось в Волшебный Улей.
     Малюц полз в мужской когорте, Яллоа – в женской. Первый раз они были порознь. Но, таковы правила Трансформации!
     Служители Культа зорко следили за перемещениями подростков, время от времени запевая псалмы и произнося заклинания. В принципе, никто в эти заморочки уже давно не верил, но традиция есть традиция. Ученые Гарлетны давно уже раскрыли биологические законы, управляющие жизнью на планете, но мистические учения, связанные с жизненными циклами гарлетнян, оставались еще очень сильны и влияли на них не меньше, чем фазы луны Ларены.
     Забравшись в ячейку под номером 785, Малюц откусил от Плода Превращения и начал погружаться в свою Мечту. Сок плода многократно усиливал воображение, вместе с тем усыпляя мозг и ускоряя обменные процессы.
     Да, Малюц станет эльфом.
     Какие легкие, нежные крылышки у него будут…
     Целых шесть штук! А глаза! Огромные, как сверкающие шары! И в каждом миллион, нет, полтора миллиона клеточек…
     Такие маленькие шестигранные ячейки, в каждой из которых будет отражаться весь мир! Два глаза спереди, два сзади, и один на макушке!
     Брюшко у него будет полосатенькое. Такое рыжее, мохнатое брюшко с зелеными полосками…
     И лапки…
     Восемь пар. С такими классными, модными присосками на концах! Вот Яллоа обрадуется…
     Она тоже сможет ходить по потолку. Ведь и она будет эльфом. Вернее, эльфидой. Наверняка! Они ведь во всем с ней схожи. Одинаково думают, одинаково мечтают. Разумеется, о ее Сокровенной Мечте он ничего не знает. Также, как и она – о его. Нет, тут опасаться нечего. Конечно, она станет эльфидой! Ну, не тараканом же! Или мухой! Брр…
     Кого он терпеть не мог, так это мух. И этих, двуногих. Эти вообще были, какими-то, уродами недоделанными. Даже подобия крыльев у них не вырастало. Так, два отростка сверху, которые назывались «руки», и два отростка снизу – «ноги». Нет, ну какой современный гарлетнянин согласится на это убожество?
     А эльф – это классно! Это по-современному. И стильно, и красиво, и поэтично, а, главное – сколько преимуществ! И летать можно, и в воде плавать, и по потолку бегать…
     Они с Яллоа воспарят над полями и лесами, над реками и озерами, пролетят над Городом, опустятся на крышу Храма…
     А в Храме будет играть «Ксенон» Тертолла. И они будут самой красивой, самой счастливой парой на Празднике Трансформации…
     А потом будет ночь…
     Ночь любви…
     Сердце Малюца бешено заколотилось, он стал задыхаться и… проснулся.
     Первым движением он разорвал оболочку куколки. На волю, к небу!
     Малюц выпорхнул из улья и полетел. Его ждал Храм.
     Гигантская зеркальная стена Храма Трансформации манила его, звала вперед, туда, где он впервые увидит себя…
     И вот он перед ней…
     Господи! До чего он прекрасен!
     Все как в мечте! Сокровенная Мечта теперь смотрела на него глазами гигантского насекомого, сверкающего в лучах утреннего солнца. Его блики играли на прозрачных перламутровых крылышках, отражались от радужных шаров глаз, теплые лучи переливались на мягком рыжем ворсе, покрывавшем все тонкое тело эльфа.
     Малюц был счастлив. Далеко не всегда Мечта так удачно воплощается в реальность. Это была, воистину, удача!
     Тут рядом с собой он заметил эльфиду поразительной красоты…
     Девушка только что подлетела к зеркалу и теперь восхищенными глазами смотрела на свое отражение.
     - Яллоа? – спросил он ее.
     - Меня зовут Яэль. А вас как?
     - М-меня? Малюц.
     - Какое у вас смешное имя! Вы тоже 3579 года выпуска?
     - Да. А где Яллоа?
     - Кто?
     - Яллоа…
     - Не знаю. Она ваша бывшая подружка?
     - Почему - бывшая?
     - Ладно, Малюц. Вот вам мой запах, если захотите, можем как-нибудь встретиться и поболтать. О погоде…
     Она дотронулась до него своей маленькой лапкой, оставив отпечаток на его плече, и улетела.
     «А она классно пахнет!» - мелькнуло в голове Малюца.
     - Тьфу, дура! - сказал он вслух. – Дура и пошлячка.
     - «Поговорим о погоде!» - передразнил он ее. На местном сленге поговорить о погоде означало заняться любовью.
     - Нет, моя Яллоа не такая. Она умница. Она тонкая и ранимая. Она…
     Малюц полетел искать свою возлюбленную.
     Теперь он не знал о ней ничего, кроме имени. О ее облике он мог только догадываться, а запах…
     О, запах – это тайна за семью печатями! Как пахнет Яллоа, он даже представить себе не мог. Наверно, как-то совершенно необыкновенно!
    
     В Храме было полно народу. Насекомые, звери, люди, все сновали туда-сюда в поисках пары. Все они были одного поколения. Или почти все. Некоторые неудачники из предыдущих выпусков, не нашедшие себе половинку в тот раз, пришли сюда попытать счастья вторично. Иногда, кстати, это кончалось удачным союзом. Никто ведь не мог сказать заранее, кого на этот раз будет больше – насекомых, людей или животных. Вон, тот лев, говорят, приходит сюда уже пятый сезон, а все бобылем. И на этот раз на львиц, похоже, неурожай. И куда только воспитатели смотрят! Ведь баланс нарушается! Сказано ведь в Священной Книге – «Каждой твари должно быть по паре».
     Тут Малюца привлек разговор. Слух у него был феноменальный, впрочем, как и зрение с обонянием.
     - Меня зовут Радль.
     - Вы очень красивый парень, Радль.
     - Спасибо. Вы мне тоже очень нравитесь. Может, сходим вместе в киношку?
     - Не знаю. Я жду своего возлюбленного.
     - Да? А как его зовут?
     - Малюц…
     Его словно током пронзило. Какой у нее мерзкий голос…Ужас! Она выбрала себе облик человека!
     - Яллоа?
     - Малюц?!!
     - Да…
     Минуту они стояли друг против друга, рассматривая то, во что превратилась Мечта каждого.
     На лице девушки появилось презрительное выражение.
     - Не ожидала….
     - Чего? – спросил Малюц.
     - Не думала, что ты такой дурак.
     - Сама ты дура! В ученые метишь?
     - Ну, уж, не в мотыльки же!
     Как от нее несло! Ну и духман…
     Ясное дело. Она же человек…
     - Прости меня, Малюц, - сказала она. На ее глазах появились слезы.
     Малюц тоже хотел расплакаться, но эльфы плакать не умели.
     - И ты меня. Тоже прости. Яллоа. Да?
     - Что ж теперь делать?
     - Не знаю…
     - А я о вас слышал, - сказал Радль. – Вы та самая неразлучная парочка, из Зеленого района?
     - Та самая…
     - Вот ведь незадача! – Радль искренне им сочувствовал. Он явно был неравнодушен к девушке, но не знал, то ли ему радоваться, что теперь у него появился шанс на неплохую партию, то ли огорчаться, что таким хорошим ребятам так не повезло.
     - Малюц, я все равно тебя буду помнить. Всегда.
     - И я тебя тоже буду помнить. Я ведь любил тебя, Яллоа…
     - Я и сейчас тебя люблю, Малюц. Хоть ты и стал похож на стрекозу.
     - Человеку легче любить стрекозу, чем стрекозе – человека.
     - Ты так думаешь?
     - Но зачем ты такое придумала?
     - Ты правильно понял. Я хочу стать ученым. Для этого нужен мозг человека. И все остальное тоже. Вот я и стала человеком.
     - Зачем тебе это?
     - Чтобы… Я думала, что тебе это понятно. Ведь мы с тобой были, как две половинки одного яблока!
     - Думала… Я тоже думал… А оказалось – мы думаем разное.
     - Ладно. Теперь горевать уже поздно. Обратной дороги нет.
     - А можно, я иногда буду залетать к тебе в гости?
     - Можно. Конечно! Я всегда буду тебе рада…
     - Ну, прощай, Яллоа…
     - До свидания, Малюц!
    
    
     Прошло шестьдесят лет.
     Яллоа только что закончила пресс-конференцию, и теперь сидела в кафе за небольшим столиком, ела свое любимое пирожное «дельфин», запивала его ароматным чаем и рассеяно слушала восхищенный треп студента Кринба.
     За спиной была долгая жизнь: работа в Университете, брак с Радлем, пятеро детей, двое из которых стали кошками, один мухой, одна дочка стала львицей и только младшая пошла по стопам матери – стала человеком. Радль умер совсем недавно, не дожив каких-то трех месяцев до завершения их совместного труда.
     - Представляете, - лепетал Кринб, - теперь можно «войти в одну и ту же реку дважды»! Снова став амебой, повторить Трансформацию! Поменять облик, и прожить новую жизнь в новом теле! Яллоа, вы сделали гениальное открытие! Это перевернет весь наш мир! Фактически, мы получим бессмертие!
     Яллоа вспоминала Малюца. Став эльфом, он продолжал любить ее, но никакой надежды на союз у них не было.
     Она тоже любила его. Фактически, ее научная работа диктовалась единственным желанием – повторить Трансформацию и стать тем же существом, что и он. Не важно, что она терпеть не могла стрекоз. Она согласна была стать эльфидой, лишь бы быть вместе с ним. А вдруг, это не поможет? Ведь реализуется только самое заветное желание, Сокровенная Мечта! Да, у них с Малюцем появился второй шанс на счастье. Но вдруг и на этот раз все повториться? И Малюц возьмет себе образ человека, а она – стрекозы, и опять их брак будет невозможен…
     А, может, теперь он хочет стать еще кем-то, например, птицей?
     Она посмотрела в окно. За окном две амебы играли в мяч.
     А так ли уж необходим этот возврат в детство?
     Закон Трансформации запрещает делиться с кем-либо Сокровенной Мечтой.
     Менять закон никто не позволит. Тогда, как договориться с Малюцем? Да, и возможно ли это, в принципе?
     Яллоа допила чай и поднялась из-за стола. Кринб услужливо отодвинул стул.
     «Смешной он мальчишка, этот Кринб», - подумала Яллоа. Она не разделяла восторга ученика по поводу своего открытия. Ей теперь предстояло решать новую проблему.
    
     24.01.2005
    

    Поставьте оценку: 
Комментарии: 
Ваше имя: 
Ваш e-mail: 

     Проголосовало: 0     Средняя оценка: